Азарт с демонами и пьянство с дьяволом — часть 2

На нашем блоге вторая часть воспоминаний покерного хайроллера Nicholas Woolworth и его жизни и проблемах с игорной зависимостью. Приятного чтения.

Я постараюсь вспомнить как можно больше событий в следующих главах. Я чувствую, как я уже говорил ранее, что я пытался написать эту книгу миллион раз. Но кажется, что это, наконец, самый подходящий момент, чтобы выложить все на бумагу, и в конце концов вы узнаете, почему. Когда все это закончится, я наконец-то обрету мир с самим собой о той жизни, которую когда-то вел. Это была жизнь, которая для меня больше не имеет смысла. Ничего из тех событий на самом деле не складывается, и мне трудно осмыслить все это после миллиона часов смирения.

Но у всех игроков есть история, и вот моя.

«Два самых важных дня в твоей жизни: день, когда ты появился на свет, и день, когда ты понял зачем».

-Начало-

«Как Вы впервые начали играть в покер?»

Я раньше ненавидел этот вопрос. Я дал бесчисленное множество интервью, и почему-то этот вопрос всегда задавали.

Из-за покерного бума в 2003 году в игре появилось так много новых игроков, что было просто сразу определить, у кого есть талант, а у кого нет. На парней, которые слишком старались, было так утомительно смотреть. Они взяли персонажей, которых видели недавно на ESPN, и попытались стать их отражением. Солнцезащитные очки, наушники и капюшон – такие люди, которые думали, что знают об игре все, были самыми раздражающими игроками. Им всегда нужно было поговорить о каждой раздаче или рассказать о неудачах с прошлой недели. И каким-то образом я всегда сидел рядом с ними. Они играли в основном только в безлимитный кэш-покер или на турнирах. К счастью для меня, я проводил большую часть своего времени на играх с высокими лимитными ставками, и таких игроков там не было.

Вы могли бы подумать, что к сотому разу, когда я давал интервью, у меня был бы готовый ответ на этот вопрос. Но у меня его не было. Я менял свои истории и заикался. Или на самом деле хотел спросить их, сделали ли они свою домашнюю работу и выяснили ли обо мне всю нужную информацию. Вы же зачем-то берете у меня интервью, так разве вы не знаете, кто я такой? Но моя карьера прошла путь от небольших безлимитных игр на один-два доллара в отдаленном пригороде Чикаго до самых высоких ставок, которые Вегас мог предложить. Я играл и в покер румах, и в казино. Многие вещи были для меня еще были в новинку. Я очень быстро потерял все волнение, потому что постоянно оказывался в таких ситуациях, что меня ничто больше не беспокоило. Независимо от моей неопытности и отсутствия здорового образа жизни, со временем я стал привыкать ко всему. Так же, как любой человек привыкает к любой другой повседневной ситуации.

Я знал, что хочу летать. Или стать космонавтом. Как и любой другой ребенок, я хотел стать профессиональным спортсменом. Бейсбол был моим любимым видом спорта с детства. Все видели этих ребят на бейсбольных карточках или в телевизоре, а затем шли на стадион со своим отцом и смотрели как тысячи людей подбадривали тех игроков – это вдохновляло. И они зарабатывали кучу денег. Кто бы не хотел такую жизнь, верно?

Я совершенно точно влюбился в полет. Что-то в том, что можно так высоко парить в воздухе и разгоняться до сотен миль в час, заинтриговало меня так, что я до сих пор люблю эту мысль. Ситуацию усугубило то, что мой отец был единственным человеком в округе с системой объемного звука, и он сделал первые пять минут фильма «Лучший стрелок» моим будильником. Если вы не уверены, что это за первые несколько минут, мне просто вас жаль. Я до сих пор слушаю несколько песен из того фильма для дополнительной мотивации. Он определенно изменил мою жизнь к лучшему. Я хочу сказать, что у всех нас есть мечты в детстве. Мы все ставим себе цели на то, кем хотим быть. Потому что на самом деле это то, чему обучены все окружающие нас взрослые. Все родители, учителя и тренеры, которые у нас были в прошлом, всегда спрашивали нас, что мы хотим делать всю нашу жизнь. Для них было естественно задавать нам эти вопросы. Что, конечно, вполне приемлемо, но не совсем хорошо. Вот эти взрослые люди с устоявшейся карьерой, которые могут направить нас в любом направлении. Разве они не знают, что любой ребенок в этом возрасте совершенно не знает, что такое жизнь? Или что они хотят делать? Конечно, я знаю, что мы должны пройти через определенные шаги в жизни, чтобы достичь следующего этапа. Но все же я бы хотел, чтобы какой-нибудь советник отвел меня в сторону и просто сказал, как все происходит на самом деле.

«Послушай, я буду с тобой откровенен. Все это – полная херь. То, что ты хочешь сейчас, далеко от того, что ты можешь захотеть через десять лет. Или даже к концу первого года обучения в колледже, или даже после окончания учебы. Знаешь, почему? Люди меняются, и жизнь развивается, вот так все просто. Это не значит, что это плохо. Просто такова жизнь. Люди принимают решения и отступают от них, основываясь на опыте, который они получили на этом пути. Очень сложно сказать, что ты хочешь что-то делать, и выполнять это в 18 лет и на первом курсе колледжа. При том, что в колледже полно своих негативных моментов и соблазнов».

Которые еще сложнее, чем некоторые из жизненных уроков, которые я усвоил. Колледж – это очень сложно, на многих уровнях. И я еще даже не закончил. Но я вернусь к этому позже. Я был бы рад, если бы какой-нибудь советник был со мной более честен. Я понимаю, что они должны вести себя профессионально и поддерживать определенный образ. Тем не менее, реалистичный и честный подход – это иногда лучшее образование, которое можно получить. В то же время, мы должны ставить себе цели и стремиться к ним, и, возможно, терпеть неудачу. Неудача в некотором роде является очень важным ключом к успеху в этом мире. Она заставляет вас хотеть большего и стремиться к своей конечной мечте.

Я определенно считаю хорошим началом обучать детей в совсем юном возрасте хотеть и жаждать какого-то увлечения. Энтузиазм к тому, что ты делаешь в своей жизни, это очень важное условие. Если вы дадите им увлечение, они будут использовать его для своего собственного пути в будущем, и кто знает, куда он может их завести. Я точно поддерживаю такой подход.

Но да, у меня были мечты в детстве. Я виню эти мечты в том, что из-за их экстравагантной натуры я оказался в глубине ямы азартных игр. Я никогда не мог понять, откуда у меня такая подробная и чрезмерная одержимость всем, что я делал для того стиля жизни, который вел. Что если я собираюсь что-то сделать, то я должен быть лучшим в этом деле. То есть, зачем просыпаться каждый день своей жизни, если ты не хочешь приложить все усилия? Конечно, когда я покупаю продукты, я не стараюсь быть лучшим покупателем продуктов за всю историю. Но когда дело касается тех вещей, которые могут точно определить, изменить и поставить под сомнение вашу жизнь, почему бы не постараться? Я хотел бы, чтобы больше людей хотело просыпаться каждый день и вести себя так, как будто они отдают своему делу все. Вы получаете один шанс в этой жизни. Почему бы не прожить ее стоящим образом? Общество, естественно, стало бы лучше. Но я не главнокомандующий и не священник. Так что продолжайте, как хотите.

Я всегда пытался выяснить, почему я стал так одержим цифрами. Не думаю, что когда-либо нашел конкретный ответ. Раньше я прерывал учителей второго класса своими ответами, когда мы делали деление столбиком. Доходило до того, что им приходилось брать калькуляторы, чтобы проверить мой, как они считали, неправильный ответ. Но я всегда отвечал правильно. Этот список выдающихся моментов, когда я поразил сам себя, продолжается. Числа были всегда частью моего детства.

Когда мне было около восьми лет, на Super Nintendo и обычной Nintendo было несколько спортивных игр, где можно было наблюдать, как компьютер играет сам против себя. Можно было выбрать, какие команды будут играть и все такое. В восьмилетнем возрасте я вытащил метрическую линейку и начал делать свои собственные таблицы очков. Я ставил команды в свои дивизионы и следил за статистикой всех игроков. Я составлял выдуманные информационные бюллетени и проводил полные сезоны. Иногда в моей спальне оставались сотни таблиц с очками. Спросите у родителей, если хотите. Но это было мое маленькое увлечение. Я все еще очень впечатлен всем этим делом.

Это, должно быть, стало введением в мою одержимость. Я приносил карточки с очками в школу и обновлял свою статистику во время обеда и когда у меня оставалось несколько минут в конце занятий. В то же время я ничего не делал, кроме игр с числами. В раннем возрасте я тренировал свой мозг не так, как другие дети. Я постоянно анализировал все вокруг и каким-то образом установил, что числа существуют во всем, что мы делаем в жизни. По какой-то причине я подумал, что это станет важным частью моей жизни в будущем. Так и случилось.

Средняя школа была богатой на события те четыре года. Я все еще могу признать это спустя десять лет после того, как я ее закончил. Все четыре года я играл в бейсбол и выиграл два первенства штата. Я хорошо играл в межсезонье с выездными командами, в которых я участвовал, но по какой-то причине я замирал, когда оказывался на поле в своей форме со своими товарищами по команде. До сих пор не могу это объяснить. Тогда я был двумя разными игроками между двумя ситуациями, в которых я играл. Я не вырос в той великолепной части района, а большинство этих парней знали друг друга с тех пор, как участвовали в детской бейсбольной лиге. Так что у них определенно была уже созданная связь, и мне нужно было найти способ стать ее частью. Но бейсбол в любом случае был отличным опытом, и я бы ничего не менял в этой части своей жизни. Они были отличной группой друзей, и я бы с радостью выпил пива с любым из них по сей день. В конце концов, что еще нужно, верно?

Я был мудаком. Я никогда не усердствовал, когда дело касалось учебы. Я не знаю, было ли это из-за лени или мысли, что на своем жизненном пути я всегда найду выход и буду успешным. Не поймите меня неправильно, я бы с удовольствием получал пятерки. Но я был обычным средним четверочником. Я был простым парнем с простыми результатами.

У меня были прыщи, очень серьезная сыпь. Это был один из самых трудных моментов в моей жизни. Я просыпался по утрам и просто плакал, прежде чем пойти в школу. Я не мог найти способ, чтобы избавиться от них. Я попробовал тонны лекарств. На некоторые из них у меня была аллергическая реакция, и это только ухудшало ситуацию. Примерно в начале предпоследнего класса в средней школе прыщи начали проходить, и это сделало последнюю часть моей школьной жизни намного приятнее. Некоторые люди были засранцами, а некоторые нет. Любой ребенок в этом возрасте все еще просто ребенок. Так много вещей, которые нужно узнать и понять, так что очевидно, что я получал по заслугам.

Я ходил с душой нараспашку и до сих пор так живу. Я подумал, что другого пути не было. Может быть, это только потому, что у меня были такие откровенные беседы с отцом в таком раннем возрасте. Мы говорили о любой теме и любой реальной ситуации, которые только можно себе представить. Мой отец всегда был готов поделиться знаниями о жизни и ее уроках. Я просто естественным образом приобрел определенный вид опыта, чтобы всегда говорить то, что мне казалось подходящим. Любовь – это такая важная часть жизни. Она вызывает так много вопросов, которые могут остаться без ответа, если только не испытать ее самому. Любовь – это такое удивительное чувство, когда ты можешь быть рядом с кем-то еще и чувствовать покой. Партнер, без которого невозможно провести и секунды, независимо от того, что происходит в жизни. Это один из самых истинных поисков в жизни. Он всегда пытался установить связь между любовью и всем остальным в наших беседах. Я к тому, что, когда у меня появилась такая возможность в школе, я отдал ей все свои силы. Тогда я влюбился в двух девочек. У меня было много влюбленностей, но эти две всегда будут особенными. Так что да, у меня была моя любимая девушка в школе. Она всегда для меня будет именно этим. Человек из прошлого, который всегда будет значить для меня все.

Я помню, как впервые попросил у матери 20 долларов, по-моему. У меня была работа в средней школе в течение месяца, пока меня не уволили. Ну серьезно, кто, черт возьми, увольняет 15-летнего ребенка? Но я был идиотом. Может быть, когда-нибудь я объясню, почему произошла вся та ситуация. Мне кажется, что уже рассказывал эту историю слишком много раз. Она бросила мне купюру в 20 долларов, и я вышел.

У моего приятеля Мэтта был великолепный дом рядом с нашей школой и безупречный отремонтированный подвал. Он был тихим рыжеволосым ребенком, но чрезвычайно талантливым в некоторых делах. Мы начали играть в какие-то глупые карточные игры в его подвале. Бай-ин по 20 долларов, и мы делили фишки соответственно. Я помню, как мы были взволнованы, когда в нашем игровом банке лежало более 300 долларов. То были веселые игры, в которые я бы хотел сейчас поиграть с ними. «Маленький король», «самоубийство», «принуждение раздающего». Ну знаете, когда 5 долларов было кучей денег и все такое. Это точно было формированием всего, что я собираюсь раскрыть далее.

Все мы стали зависимыми от игры. Мы начали играть 4-5 раз в неделю. Мы все были лучшими друзьями, поэтому в итоге мы никогда не пытались забирать деньги друг друга. Мы одалживали их или возвращали друг другу. Мы все были близки, но в то же время нас всех очень интересовал безлимитный техасский холдем. Когда мы не сидели без дела, мы смотрели World Series of Poker на ESPN. Или же смотрели фильм «Шулера» на повторе, пока вместе играли на турнирах и наслаждались игрой. Все в нашем образе жизни стало связано с покером. Покер был крутым и интригующим, и быстро набирал популярность по всему миру. Мы начали играть в классе, буквально во время уроков. Мы доставали колоду карт где угодно и играли. Азартные игры определенно соответствовали своей репутации, и вызвали зависимость.

Мы стали разыгрывать обычные бай-ины в 20 долларов, и уже делали бай-ин за тройную сумму в 100 долларов и играли в безлимитный кеш-покер по .25/.50. Или мы играли в турнирах. Это всегда зависело от того, какие люди приходили играть вечером. У меня тогда была огромная группа друзей, которые любили играть в карты. Некоторые серьезно относились к этому и знали, как говорить на языке игры, другим было все равно, и они не имели понятия, как играть, для них и это не имело никакого значения. В любом случае, я любил их всех. Они были моими друзьями, и мы всегда хорошо проводили время. Это были бесценные времена, по которым я сейчас скучаю. Можно было просто сидеть со своими лучшими друзьями, пить пиво и не беспокоиться в жизни, потому что ты еще не знаешь, что такое реальный мир. Жизнь просто идеальна, без неудач. Турниры стали нашим новым увлечением. Это был способ выиграть много денег, приятно провести день и не потратиться. Кроме того, если ты проиграл, дополнительный кэш-покер всегда мог начаться на стороне. Мы играли во все виды. Иногда мы собирали 40 парней, а иногда только 10. Бай-ины варьировались от 20 до 100 долларов. Но я начал выигрывать их все, буквально. Я просто понял игру, и начал завоевывать уважение со стороны своих сверстников. Я также собирал небольшой банкролл, если можно его так назвать. Хотя я даже не знал, что такое банкролл, но это все равно так или иначе происходило. Школа продолжалась, и мы не переставали играть в покер. Мы были группой друзей, и мы всегда были вместе. Для разнообразия мы занимались и другими делами в течение дня. Мы много играли в мяч или хоум ран дерби. Вечером, однако, мы всегда покупали пиво и играли в покер. Было что-то притягательное в том, что нам было всего 18 лет, а мы играли в азартные игры так же, как игроки по ESPN. Но я знал, что однажды я доберусь до высших уровней. У меня были фантазии и мысли о безумном успехе в этой игре. Я хотел узнать, как пахнет Вегас, и я хотел знать, насколько жаркой была пустыня в середине лета. Было ужасно думать, что мне придется ждать еще три года, чтобы добраться туда. Я хотел туда сейчас, прямо сейчас, все новыми способами, которые приходили ко мне один за другим. Чем больше денег я выигрывал, тем выше ставки хотел сыграть. Но никто из друзей не хотел поднимать ставки так высоко, поэтому я оставался на прежнем месте. Я совершенствовал свою игру с помощью инструментов, которые были в моем распоряжении. Поскольку это было все, что я имел на тот момент, я должен был стать в этом деле совершенен. Я постоянно изучал игру. Это была игра, в которую я полностью влюбился, и которая значила для меня все.

«Тяжесть успеха вновь сменилась легкостью менее уверенного начинающего. Это позволило мне начать один из самых творческих периодов своей жизни».

-Адаптация-
Я с нетерпением ждал колледжа. Я бы соврал, если бы не признал это.

Продолжение следует…