Слоты – ловушка для разума (Удержать на крючке) Часть1.

Настоящим постом TTR Blog открывает цикл статей, посвященных воздействию слотов на психику человека. Наше сегодняшняя статья основана на работах Наташи Доу Шульц, профессора Нью-Йоркского университета и эксперта в области слотов.

На этом месте TTR Blog предвидит улыбки некоторых из своих читателей. Но это действительно так. Поверьте нам, Наташа Доу Шульц разбирается в слотах больше чем стримеры.

Опытные игроки, изучая характеристики того или иного слота обращают внимания на такие параметры как RTP и дисперсию слотов. Но для разработчиков слотов эти параметры имеют глубоко второстепенное значение. Самый главный параметр слота Вы не найдете ни в одной документации. Хотя он достаточно тяжело поддается измерению, этот показатель главный. Звучит от так: “Аддиктивность”. Или говоря другим языком, это степень силы (скорость) с которой слот подсаживает человека на игру, и сила ломок возникающая у проблемного игрока тогда, когда он пытается слезть с этого самого слота.

Грубо говоря, если перевести на язык наркотков: есть морфин, есть героин, и есть метадон. Все эти наркотики относятся к классу опиатов, и во многих моментах схожи между собой. Но разная химическая структура делает их весьма разными с точки зрения опасности для потребителя.

То же самое и со слотами. Разна степень начинки, вызывает разный эффект привыкания. Задача разработчиков слотов – создать наиболее совершенную формулу, то есть слот, наиболее быстро и плотно подсаживающий игроков на иглу гемблинга.

В этом деле разработчикам слотов помогают последние достижения в области высоких технологий и психологии. Не секрет, что на разработчиков слотов работают специалисты по игровой зависимости, только с совершенно обратной целью. Их задачей является не помощь игроку, а наоборот, его более плотное вовлечение в процесс игры.

TTR Blog приводит Вам простой пример. Есть два игрока, играющих в слоты за своими компами. Каким способом можно определить, что один из них более лудоман, чем другой?

Размер ставок, как мы понимаем понятие весьма относительное, и во многом зависит от доходов игроков. Можно быть ответственным игроком играя по макс.бету, и конченным лудоманом играя по самой минимальной ставке.

Правильный ответ в нашем случае будет таков:
“Скорость игры”. Чем чаще человек жмет на “Bet”, чем меньше времени между спинами, тем глубже он находится в режиме лудомании.

Отсюда правилен и обратный ответ. Как перевести игрока в режим лудомании? Ответ: заставить его играть быстрее.

В чем разница между слотом с 1-ой, и слотом с 32 линиями? В теории такие слоты могут иметь абсолютно одинаковый или весьма близкий друг к другу RTP.

Но во втором слоте 32 линии сделаны не просто так. Это способ заставить игрока играть быстрее. За короткий промежуток времени игрок получает в свой мозг целую очередь из 32 патронов. Его подсознание взрывается 32 раза, тогда как на первом слоте только 1 раз.

32 линии – это по сути 32 игры, хитро упакованные в одну.

Скорость игры не единственный, но один из важнейших элементов, определяющих степень воздействия слота на психику игрока.

В первые 80 лет своего существования, слоты были игрой бомжей и лоу-роллеров. В основном это были игровые автоматы с механическим или электромеханическим мотором, предлагающие игру на 1 или максимум 3 линиях.

В 80х годах прошлого века, когда игровые автоматы стали управляться компьютерными программами, в мире слотов произошла настоящая революция.

Доход от игровых автоматов резко пошел вверх и в настоящий момент уверенно стоит на втором месте в мире среди всех казино-игр (первое занимает Баккара).

Профессор Наташа Доу Шульц специализируется именно на психологических аспектах слотов. На тех приемах, которые, используют их разработчики, чтобы слоты снились игрокам ночами.

Ниже предлагаем Вам текст одной из ее статей.

Математика слотов – крюк для игрока.

«Математика – это наконечник, самая острая часть иглы», улыбаясь говорит гейм-дизайнер Николас Кениг, подразумевая, что скрытое математическое программирование игровых автоматов имело решающее значение для «привлечения внимания» игроков. И все же, хотя математика функционирует как завлекающий фактор, она же функционирует и как элемент удержания игроков. То есть тот самый крюк.

Кениг продолжал объяснять: “После того, как вы их [игроков] зацепили, вы должны вытаскивать из них деньги, пока не вытащите все, что у них есть”. После того, как игрок заглотил наживку, задача хорошего слота не отпускать его до тех пор, пока игрок не будет полностью выпотрошен.

Переходя к менее агрессивной метафоре, он говорил о математической модели как о мягкой паутине. “Как будто игрок откидывается на математическую модель, как на кресло, и вам нужно, чтобы она была удобной, они вкладывают много денег в неизвестный им ранее слот, и их нужно заставить чувствовать, что они могут ему (слоту) доверять. Слот должен передавать это доверие через вознаграждение, на подсознательном уровне формирую доверительные отношения между ним и игроком”.

“Игрок должен чувствовать на подсознательном уровне, что слот его первейший, самый главный и преданный друг, а не механизм для отъема денег. Единственный, кто может дать тебе x1000, просто так, просто потому, что он (слот) любит и уважает тебя” – добавляет один консультантов компании разработчика игорного софта, бывший доктор лечивший лудоманов, а ныне ставший ради денег по другую сторону баррикад.

“Суть в том, чтобы привлечь игроков, заставив их поверить в то, что они якобы чувствуют математику слота” – говорит директор по технологиям IGT(International Gaming Machines – один из крупнейших в мире производителей слотов).

«Математика — это то, что заставляет игроков возвращаться снова и снова», — говорит Маркус Пратер, топ-менеджер Bally во время нашего интервью.

Для этого крупные разработчики софта держат специальные отделы из математиков, анализирующих реакции разных типов игроков на различную частоту и дисперсию отдачи слотов, и выстраивающих на основании этих данных специальные математические модели, которые, затем ложатся в основу программ для новейших игровых автоматов.

Задачи математики слотов – многогранны, утверждают разработчики. Математика слотов, это не только математическое преимущество казино над игроком. Последнее есть у любой игры в казино. Правильная математика слотов, это еще и инструмент удержания игроков, эта та самая формула, которая, не дает игроку отойти от слота ни на секунду. Это то, что держит игрока не невидимой привязи.

«Две игровых автомата могут выглядеть совершенно одинаково снаружи, — говорит мне еще один проектировщий слотов, — но на самом деле они работают в соответствии с совершенно разными формулами случайности».

То же самое он говорит и об игроках: “Различные типы людей проявляют себя через разные слоты, математика каждого отдельного слота может быть своей отдельной вселенной”. Настраивая математическую конфигурацию своих слотов, дизайнеры стремятся учитывать все более широкий диапазон человеческих предпочтений в среде игрового состязания между человеком и машиной.

“Мы понимаем людей и создаем математику слотов специальной под них”, — говорит Пратер.

Что касается типов игроков, “в основном есть две полярные противоположности и несколько градаций между ними”, объясяет Джон Вальехо из Anchor Gaming.

Активные игроки, также известные как “охотники за джекпотами”, желают поиграть крупно, чтобы выиграть крупно, и поэтому предпочитают игры с «высокой волатильностью и низкой частотой выигрышей», которые вознаграждают за риск и настойчивость большими выплатами, но могут повлечь за собой длинные серии спинов без каких-либо выигрышей.

«Такие игроки не заботятся о мелочах, — говорит Вальехо, — они готовы играть по большим ставкам, потому что они собираются сорвать джекпот.

На другом конце шкалы игроки известные как escape players (убегающие игроки), они же play-to-win-to-play players – игроки предпочитающие небольшие, но стабильные выигрыши. Именно в этой категории находится больше всего игроков, рассматривающих игру в слоты, как средство регулярного заработка. Таких игроков идеально подсаживают на гемблинг игровые автоматы с низкой волатильностью, и частыми, пусть и относительно небольшими выигрышами. “Некоторые люди, — комментирует данный тип игроков Вальехо, — хотят, чтобы их убивали медленно”.

Между двумя этими крайними типами игроков, существует множество промежуточных типов, игроков сочетающих в себе черты типа №1 и типа №2 в различных пропорциях. Часто поведение и стиль игры игрока меняются непосредственно в процессе игры.

Современные игровые автоматы не просто забирают и отдают выигрыши. Они запоминают любое действие игрока в той или иной игровой ситуации. Позднее эти данные изучаются математическими отделами производителей программного обеспечения слотов. На их основании создаются математические модели. На оснований математических моделей разрабатываются максимально эффективные программы для слотов, призванные всегда удерживать игрока в игре.

Начиная с 1980х годов, становятся все более популярными слоты с высокочастотной математической структурой. Иными словами, увеличивается непосредственная скорость игры. Вместе с этим, как утверждает один из топ-менеджеров компании Aristocrat (один из мировых лидеров в разработке слотов), у игроков вырабатывается некий иммунитет, к новым игровым автоматом. В результате, разработчики программного обеспечения вынуждены, что называется постоянно “увеличивать дозу”, все более и более усложняя математические алгоритмы современных игровых автоматов.