Записки игрока в нелегальный покер — часть 2

Выходные на нашем блоге мы начинаем с продолжения истории игрока в нелегальный покер по имени Tyler Hals, автора воспоминаний “The Dark Side of the Felt”. Желаем Вам приятного чтения и хороших выходных.

Турнир сельскохозяйственных земель

Я узнал о «Турнире сельскохозяйственных земель» от Рика. Только на этот раз в нем участвовали не обкуренные друзья Рика. Это была одна из тех ситуаций типа «знакомый знакомого», которая могла привести к чему угодно.

Я должен был явиться на встречу на гравийной парковке в Хантингтоне. Все пришедшие туда люди далее следовали за ведущей машиной в неизвестное место. Позже я узнал, что было три разных места встречи. Они не хотели, чтобы слишком много машин следовали друг за другом и ехали в одном и том же направлении: это могло привлечь внимание полиции. Бай-ин был всего лишь на 100 долларов, поэтому мне показалось, что они вели себя излишне осторожно, но я думаю, что всегда полезно быть начеку, когда дело касается незаконной деятельности.

Я довольно хорошо знал Лонг-Айленд. В конце концов, я прожил там всю свою жизнь. Но они везли меня в такие места, о которых я не знал. Хитрость, чтобы добраться до той сельскохозяйственной местности, состояла в том, чтобы проехать через большую жилую застройку. Когда мы выехали на другую сторону, мы оказались на однополосной дороге в окружении ферм. Мы ехали еще 20 минут и прибыли к уединенному сельскому дому, на крыльце которого горела одна тусклая лампочка. Это место совсем не было похоже на площадку проведения большого покерного турнира.

Припарковавшись на газоне и выйдя из машины, человек из главной машины (черный Cadillac Escalade) начал кричать с итальянским акцентом: «Идите за мной. Все сюда! За мной». Его зачесанные назад волосы и татуировки сразу же создали у меня впечатление, что ему нравится быть руководителем, хотя я быстро подумал, что он работает на того, кто управляет турниром.

Никто не спорил, и мы все пошли по открытому полю. Несколько человек шептались о том, куда мы направляемся, но никто не хотел говорить слишком громко – это могло разозлить татуированного. В конце концов мы повернули направо возле каких-то деревьев и увидели сарай. Я чувствовал себя так, словно попал в какую-то странную версию фильма «Поле его мечты», и что сейчас откуда-нибудь выскочит Рэй Лиотта и шепотом скажет мне: «Не бойся потери цвета».

Этот огромный сарай выглядел грандиозно по сравнению с гаражом. У них было не только семь столов на первом этаже, но и еще два стола на втором. Все столы на 10 игроков. Я слышал, что турнир заполнен желающими. По 100 долларов на игрока, 70 игроков – значит, в игре будет 7000 долларов. Конечно, 10% уходят организаторам, но это не имело значения.

Что более важно, так это то, что любой, у кого было оружие, мог легко украсть деньги, если бы знал о турнире. С другой стороны, что-то подсказывало мне, что немногие захотели бы связываться с этим мероприятием. Эта мысль только укрепилась, когда мужчина в возрасте около 40 лет подошел к центру сарая с микрофоном. Он носил синий пиджак, который отлично смотрелся бы на Генри Хилле. У того человека был пробор в волосах, который каким-то образом выглядел круто, легкий загар, и он держал мартини в левой руке. Он тоже говорил с итальянским акцентом.

«Мы приветствуем всех вас на этом великолепном мероприятии», – начал он. «Это наш третий турнир, и 10% доходов организаторам пойдут на благотворительность».

Я знал, что это брехня, потому что он не сказал, на какую именно благотворительность. И если все деньги организаторам пойдут на благотворительность, то зачем им вообще проводить турнир? Это просто был способ увильнуть от проблем с законом.

«Вы убедитесь, что наши дилеры – лучшие в своем деле. Многие из них раньше работали в Атлантик-Сити и в казино Foxwoods».

Почему они «раньше» работали, а не сейчас?

«Победителю первого места на сегодняшнем турнире гарантировано 2000 долларов. Неплохо при бай-ине в 100 долларов, а?» Он широко улыбнулся и ждал теплого ответа, но, похоже, никто не хотел привлекать его внимание, какое бы оно ни было. «А?» ‒ он попытался еще раз. Несколько человек изобразили поддельные улыбки.

«Вот, другое дело!»‒ лже-Генри-Хилл продолжил, несмотря на прохладный ответ.

«Так вот, я должен сказать всем вам кое-что очень важное» ‒ он продолжал улыбаться, но теперь его улыбка приобрела более угрожающий вид. «Если кто-то здесь будет вести себя неподобающим образом, мы примем меры. Понимаете, о чем я?» Его брови поднялись к загорелым складкам на лбу. «А?»

Тихая пауза из примерно 70 человек.

«Отлично!» – сказал лже-Генри-Хилл с ликованием. «Тогда давайте мешать и раздавать».

Я хотел, чтобы кто-нибудь указал на то, что он неправильно сказал это выражение. Обычно говорят: «перемешивать и раздавать». Но никто в здравом уме не собирался ничего говорить. Я был почти уверен, что, по крайней мере, половина людей уже не желала участвовать в этом турнире. Я же, с другой стороны, чувствовал себя более комфортно. Я знал, что у таких ребят есть возможность расплатиться с копами, поэтому нас не арестуют. И если бы кто-нибудь попытался ограбить игру, их бы быстро ушатали. Таким образом, кроме казино, это было самое безопасное место для игры в покер.

Я осмотрел комнату и заметил двух мужчин в костюмах у каждой из трех точек выхода. Они не были похожи на громил-вышибал в майках, каких можно найти на большинстве подпольных покерных играх. Эти парни были поменьше, носили брюки и пиджаки вместо джинсов и обтягивающих маек, но у них точно было оружие.

На тот момент я даже не думал о турнире. Простое пребывание в этой сюрреалистической обстановке стоило тех 100 долларов. Но, тем не менее, карты раздали, и мне нужно было состроить игорную мину.

Как обычно, я начал очень напряженно. На таких больших мероприятиях создание образа не так важно, потому что, если ты добирался до финального стола, другие игроки попадали в финал с разных столов, поэтому они не знают, как ты играешь. Проблема в том, что не получится так уж много блефовать.

Я пробился через остальных и оказался за финальным столом. К тому времени было 3 часа ночи, и сарай стал очень тихим. Я видел, что все устали, даже вышибалы (или вооруженные охранники), которые должны были стоять на ногах и не уходить с поста всю ночь. Если кто-то из них оставил свой пост, чтобы попить или сходить в туалет, я этого не заметил.

Когда блайнды пошли вверх, я вел себя недостаточно агрессивно. Я не думал, что мне нужно быть агрессивным, так как осталось еще 10 игроков. Но я был неправ. Блайнды меня сожрали. Даже когда я не платил блайнд, я делал колл-фолд, что не имело никакого смысла. Я слишком полагался на создание руки вместо того, чтобы играть в покер. В конце концов я понял это и набрал темп. Я сделал несколько верных ходов и накопил немного фишек, но через час я оказался в критической ситуации.

Уже было восемь игроков, и следующий выбывший остался бы не у дел – он будет человеком, наиболее близким к тому, чтобы заработать деньги, но вышедший ни с чем, «на волоске» от выигрыша. Никто не хочет быть таким игроком «на волоске», но вот я сижу с разномастной АК против чип-лидера, который только что повысил мой большой блайнд. Если я сделаю ре-рейз, я пойду ва-банк. Я знал, что он уравняет. Моим единственным другим вариантом был фолд, но что я собирался делать дальше ‒ ждать комбинации лучше, чем разномастная АК? Колл делать не стоило, потому что он просто поставил бы меня на защитную позицию после ва-банка.

Я подумывал о фолде просто потому, что хотел получить деньги. Но потом я понял, что 7-е место принесет мне всего несколько долларов. Я хотел играть, чтобы выиграть. С этой мыслью я пошел ва-банк. Чип-лидер немедленно уравнял со своей разномастной AJ. Я был очень рад этой руке, потому что она сделала меня лидирующим фаворитом. К сожалению для меня, на раздаче выпал валет, и я выбил – на волоске!

Лже-Генри-Хилл кивнул мне на выходе. Я заставил себя улыбнуться и покинул помещение, жалея, что у меня не хватило смелости взять оружие одного из охранников, чтобы выстрелить чип-лидеру промеж глаз. Даже чуть выше правого глаза подошло бы, но я заставил себя успокоиться, сделав несколько глубоких вдохов.

Я ОЧЕНЬ долго прогуливался по открытому полю.

«Козел!» – раздался голос девушки с парковки.

Я сразу поднял глаза и увидел девушку моего возраста, склонившую верхнюю часть своего тела к парню, который играл в турнире.

Ее поза напоминала барана, который готовился атаковать другого барана, только этот баран знал, что другой не сможет дать отпор.

«Домой к отцу, чтобы посмотреть бейсбольный матч?» – продолжила она. «ДО ТРЕХ, ****, УТРА?»

Парень даже не пытался ответить. Он просто стоял, ожидая своего наказания. Я был готов поспорить, что если бы они заглянули под капот, этот парень…

Продолжение следует….